Консульский департамент МИД России
 

Генконсульство Российской Федерации в Марселе

Консульство России в Марселе было учреждено в 1778 г. в период, названный историками «золотым веком франко-русской дипломатии».

Длительное время отношения между Францией и Россией оставались напряженными и даже враждебными из-за противоречий во взглядах прежде всего на судьбу Османской империи. Выдающийся юрист-международник  Ф.Ф.Мартенс писал: «Друзья Франции (Турция, Польша, Швеция) были заклятыми врагами России и, наоборот, естественные враги Франции были ближайшими друзьями Московского государства».[1]

Во внешней торговле России с допетровских времен решающую роль наряду с Голландией играла Англия. Попытки наладить прямую торговлю с Россией предпринимались  французским правительством еще с начала 50-х годов XVIII в. Через своих представителей Версаль настойчиво пытался убедить двор Елизаветы Петровны в выгодности партнерства. Однако вследствие откровенно антироссийской политики Франции существенных результатов тогда достичь не удалось.  Деятельность учрежденного в 1767 г. для поощрения взаимной торговли консульства России в Бордо никак не сказалась на увеличении двустороннего товарооборота.

Людовик XVI, вступивший на престол  в  1774 г., решительно взял курс на сближение с Петербургом. Ключевым моментом являлась поддержка, которую французская дипломатия в 1774-1783 гг. стала оказывать России в ее отношениях с Османской империей.

Для России 1774 г. ознаменовался подписанием Кючук-Кайнарджийского мирного договора. Отделение от Турции Крыма, приобретение значительной территории плодородной земли на юге России,  и главное, выхода к Черному морю - все это открывало широкие перспективы перед российской внешней торговлей. Существенным являлось и то, что Средиземноморский и Черноморский бассейны оставались чуть ли не единственными районами Мирового океана, куда еще не дотянулась рука «владычицы морей» - Британии. Для Франции это был шанс не только ограничить торговую монополию Англии, но и стать привилегированным партнером Османской империи и России с ее необъятным рынком. В Версале должным образом оценили ситуацию и активизировали  попытки установить прямые торговые отношения с Петербургом.

В 1777 г. полномочный министр во Франции И.С.Барятинский докладывал в Коллегию иностранных дел, что «многие негоцианты, как парижские, так и приезжающие сюда из провинции, при всяком случае говорят мне о взаимных выгодах коммерции и оказывают их великое к тому желание».[2]

Инициатором торгово-экономических связей между Россией и Францией (и конкретно Марселем) выступал великий французский просветительXVIII в. Вольтер.

В Архиве внешней политики Российской империи (АВПРИ) хранится его письмо, составленное секретарем Ж.Л.Ваньером, адресованное Екатерине II. В нем Вольтер рекомендует внучатого племянника сподвижника Петра I Ф.Я.Лефорта Марка Лефорта, живущего более 20 лет в Марселе, на пост консула России в этом городе.[3] По просьбе императрицы вопрос был рассмотрен вице-канцлером Н.И.Паниным и, видимо, решен положительно. На имя М.Лефорта в Коллегии иностранных дел были изготовлены патент на консульский чин и инструкция. Оба документа переданы для подписания Екатериной II.[4] Однако дальнейший ход дело не получило. Почему Лефорт так и не стал российским консулом, установить, к сожалению, не удалось.

Консульство России в Марселе было учреждено в октябре 1778 г., как указывалось в рескрипте императрицы Екатерины II И.С.Барятинскому, «для лучшего основания и распространения беспосредственной торговли подданных наш с Франциею».[5] Возглавить консульство поручалось способному швейцарцу[6] Абраму Пешье (в документах Пешиер).[7]

Выбор не был случайным. Двумя годами раньше о его назначении хлопотали два «известных и высокому интересу России усердных» амстердамских банкира Г.Пай Рич и Т.Вилкисон (в документах также Пей Рич, Пейриш).[8]  В 1776 г. на высочайшее имя была подана записка, в которой они просили императрицу назначить консулом в Марселе их родственника швейцарца протестантского вероисповедания Абрама Пешье. Особо отмечалось его родство также с венским придворным банкиром бароном Фризом и наличие у Пешье в Марселе собственной фирмы Peschier&Co, «обширного кредита и торговли в Европе, особливо в Леванте и в протчих Турецких областях».[9] Дополнительно в ходатайстве указывалось, что Пешье успешно содействовал Вилкисону в крупных финансовых операциях с Константинополем. В заключение банкиры заверяли императрицу, что он «может впредь и всегда в навигации и вексельных операциях важным образом услужен быть».[10]

Функции консула в Марселе определялись инструкциями, полученными из Коммерц-коллегии и Коллегии иностранных дел.  Важнейшей его обязанностью по линии обоих ведомств являлось содействие развитию русской торговли в Средиземноморье. Инструкция из коммерц-коллегии предписывала Пешье «стараться…, чтобы мореплавание наших купцов имело свою пользу, удачливость и прибыток как в рассуждении привозимых, так и отвозимых товаров».[11] Его деятельность в этом направлении регламентировалась следующими указаниями: «какие-либо неудобства вновь начатому сему торгу всячески отвращать», установить контакт с купеческими конторами «в Царьграде, Смирне и по другим местам в Леванте..., уведомляя их… о выгодности российского торгу».[12] Также в его обязанности входило наблюдение за французским торговым рынком, сообщение сведений о переменах, которые могли нанести ущерб интересам отечественной торговли. Другим важным и новым направлением консульской деятельности стало наблюдение за «честью русского флага» во всех французских портах и оказание содействия частному и военному российскому мореплаванию. Консул был обязан информировать шкиперов, экипаж и пассажиров русских кораблей о местных законах и обычаях. В инструкции Пешье уточнялось и право консула на судебную юрисдикцию в спорах между российскими купцами, матросами и пассажирами, «ежели оные не касаются до криминальных дел», кроме того инструкция установила обязательное обращение в консульство русских подданных во Франции в случае возникновения взаимных споров.[13]

Коллегия иностранных дел со своей стороны предписывала Пешье «единственно то, что служить можете к лучшему споспешествованию вышеозначенного ее императорского величества намерения и в предосторожность собственно до вас принадлежащую, а именно: что вы по аккредитовании себя в Марселе от Двора ее императорского величества консулем, и нося потому на себе некоторым образом публичный характер, должны стараться вести себя таким образом, чтобы поведение ваше всемерно согласовало с честью и достоинством высочайшего императорского Двора и пожалованным вам консульским званием, и отнюдь бы никогда к предосуждению российской нации и к нарушению и уничтожению предпринятого намерения ни малейшего случая от вас подано не было».[14]

30 ноября 1777 г. во французский МИД был направлен консульский патент А.Пешье.

Присоединение Крыма к России в 1783 г. дало мощный стимул для развития торговли с Францией через Черное и Средиземное море. Впервые в Марсель начало поступать русское зерно, горох, пенька и другие товары, которые, судя по донесениям Пешье в Петербург, пользовались большим спросом. Если в 1884 г. в порт Марселя прибыли 4 торговых корабля из Херсона, то в 1785 г. их было уже 12.[15] Как отмечал французский историк Ф.Бродель рост торговли во многом был обеспечен усилиями консула России в Марселе Пешье.[16] Действительно, опубликованные документы и материалы, хранящиеся в АВПРИ, свидетельствуют, что Пешье успешно заключал контракты с крупными марсельскими негоциантами, своевременно информировал Петербург о попытках контрабанды французских товаров через Константинополь в Херсон и черноморские порты.[17]

Подписание Договора о дружбе, торговле и мореплавании в Петербурге 11 января 1787 г. стало апогеем российско-французских отношений в XVIII в. Однако открывшимся возможностям для развития торговых связей между Россией и Францией, налаживанию тесного политического сотрудничества не суждено было реализоваться на этом историческом этапе. Русско-турецкая война 1787-1791 гг., русско-шведская 1788-1790 гг., начавшаяся в июле 1789 г. революция во Франции надолго сняли с повестки дня вопрос развития двусторонних торговых отношений. 19 февраля 1793 г. в Петербурге было официально объявлено о разрыве дипломатических отношений с Францией.

Обзор деятельности российского консульства в Марселе в XIX – начале XX вв. объективно осложняется тем фактом, что архив консульства не был возвращен в Россию после революции 1917 г. Текущее его местонахождение неизвестно. В связи с этим крайне немногочисленные и разрозненные документы о деятельности консульства отложились в Архиве внешней политики Российской империи (АВПРИ) в фондах «Посольство в Париже»[18], «Санкт-Петербургский Главный архив» и «Второй департамент».

Доподлинно известно, что после прекращения своей деятельности в 1793 г. консульство в Марселе возобновило работу не позднее 1817 г. Однако первые документы АВПРИ за рассматриваемый период относятся к 1845 г., когда по ходатайству вице-канцлера К.В.Нессельроде статус консульского учреждения был повышен до Генерального консульства.

В связи с малочисленностью русской колонии[19] и небольшим количеством путешественников, приезжавших из России на юг Франции, практическая деятельность консульского учреждения ограничивалась выдачей и засвидетельствованием документов членам экипажей российских и иностранных торговых судов[20]. Важную часть консульской работы также составляла подготовка донесений как общеполитического характера, так и по вопросам культурного и экономического сотрудничества с Францией
для последующей отправки в посольство в Париже и в Санкт-Петербург (см. перечень документов).

В Министерстве иностранных дел Российской империи существовала практика публикации особо важных донесений российских консульских учреждений. «Сборники консульских донесений» издавались с 1898 г. два, а затем четыре раза в год. В некоторых из них были опубликованы и донесения из Марселя: о хлебной торговле (1895 г., выпуск II, с. 151-156), о пароходном сообщении между Одессой и Марселем (1898 г., выпуск II, с. 93-95), о состоянии французского торгового мореплавания (1899 г., выпуск IV, с. 322-338), о французских подводных кабелях (1903 г., выпуск III, с. 257-260) и о виноделии во Франции (1904 г., выпуск II, с. 139-141).

Консульский округ Генерального консульства в Марселе был одним из самых обширных среди загранучреждений МИД и охватывал почти четверть территории Франции: департаменты Ардеш, Арьеж, Од, Аверон, Буш-дю-Рон, Канталь, Дром, Гар, Верхняя Гаронна, Эро, Изер, Верхняя Луара, Луаре, Лозер, Верхние Пиренеи, Восточные Пиренеи, Тарн, Вар, Воклюз, а также все французские колонии, за исключением Алжира и Туниса[21]. Генконсульству в Марселе были подчинены консульства России в Лионе и Тулоне, а также вице-консульства в Аяччо, По и Сетте.

Штат Генерального консульства состоял из его руководителя, агента Министерства торговли и промышленности, нештатного вице-консула[22] и секретаря.

Консульские отношения между СССР и Францией были установлены одновременно с дипломатическими отношениями путем обмена телеграммами между правительством Франции и правительством СССР о признании Францией СССР де-юре и де-факто 28 октября 1924 года.

Разорваны 30 июня 1941 года по инициативе правительства Виши (А.Ф.Петена).

Дипломатические и консульские отношения восстановлены 23 октября 1944 года.

В октябре 1969 года СССР и Франция подписали консульскую конвенцию, что позволило учредить Генеральное консульство СССР во Франции и Генеральное консульство Франции в СССР.

Генеральное консульство СССР в Марселе открыто в июне 1972 года на основании договоренности путем обмена нотами меду Посольством СССР во Франции и МИД Франции 26 апреля 1971 года.

 
 

[1] Мартенс Ф.Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными державами. СПб., 1902. Т. 13. С. IV-V.

[2] Архив внешней политики Российской империи (далее АВПРИ). Ф. 93 («Сношения России с Францией»). Оп. 6. Д. 327. Л. 3 об. - 4 об.

[3] АВПРИ. Ф. 2 («Внутренние коллежские дела»). Оп. 8. Д. 23. Л. 2 - 3.

[4] АВПРИ. Ф. 93. Оп. 6. Д. 723. Л. 21.

[5] АВПРИ. Ф. 93. Оп. 6. Д. 329. Л. 3.

[6] В практике того времени это было обычным явлением. Швейцарские негоцианты часто брали на себя исполнение обязанностей иностранных консулов в Марселе. Швейцарцами были датский, австрийский и английский консулы. (См. подробнее: Бродель Ф. Что такое Франция? М.,1997. Кн. 2. Ч. 2. С. 459;        Rambert G. Histoire du commerce de Marseille. -  Paris, 1954. - Т. 4. - P. 529-530).

[7] На основании выписки о крещении Метрической книги церкви г. Валлон (Франция) можно предположить, что Абрам Пешье родился 03.04.1744 г. (URL: http://releves.free.fr/index.php?page=modifbap&id=4437&commune=vallon).

[8] О Г.Пай Риче и Т.Вилкисоне, как о своих торговых корреспондентах упоминает известный промышленник Н.А.Демидов, посетивший  Голландию в 1771-1773 гг. (См. подробнее: Демидов Н.А. Журнал путешествия Никиты Акинфиевича Демидова (1771-1773). Екатеринбург, 2005).

[9] АВПРИ. Ф. 93. Оп. 6. Д. 723. Л. 19-19 об.

[10] Там же.

[11] Наставление определенному в Марсель российским консулом швейцарскому уроженцу господину Пешиеру // Чулков М. Историческое описание российской коммерции. М., 1786. Т.4. Кн. 6. С. 25.

[12] Там же. С. 26.

[13] Там же. С. 25-32.

[14] АВПРИ. Ф. 93. Оп. 6. Д. 723. Л. 2 об.

[15] Черкасов П.П. Екатерина II и Людовик XVI. М., 2004. С. 278.

[16] Бродель Ф. Указ. соч.  С. 303.

[17] АВПРИ. Ф. 93. Оп. 6. Д. 739. Л. 1-1 об; Ордера князя Потемкина. 1786 г. // Известия Таврической ученой архивной комиссии.1888. Т. 4. С. 4-5.

[18] В нем хранятся документы, связанные с деятельностью генконсульства в Марселе начиная с 1848 г.

[19] В основном состояла из студентов, обучавшихся в вузах Марселя и близлежащих городов, в частности, Монпелье.

[20] См. Донесение генерального консула России в Марселе П.В.Карчевского директору Департамента внутренних сношений МИД Ф.Р.Остен-Сакену от 15/27 января 1888 г. // АВПРИ, ф. Второй департамент, I-5, оп. 405, д. 23, л. 6.

[21] Ежегодник Министерства иностранных дел за 1916 г. С. 63-64.

[22] Как правило, назначался из числа французских торговцев, проживавших в Марселе.

 

Главные ссылки

Президент России
Президент России

МИД России

Госдума России


Другие ссылки